June 2nd, 2010

sobaka

Проект Россия Пермь

Вышел в свет ПРОЕКТ РОССИЯ 56, в котором я выступил в качестве invite editor. Номер посвящен Перми - архитектурным событиям, которые там происходят.

Вкратце, содержание:
Леша Муратов, editorial
Интервью с Чиркуновым, интервью с Гордеевым
Моя статья, которую можно прочитать ниже
Статья Ани Броновицкой про судьбу проекта Художественной галереи Бориса Бернаскони (тот самый, первый конкурс PERMMUSEUMXXI)
Статья Барта Голдхоорна про Стратегический мастерплан
Интревью Барта с Кисом Кристиансе
34 страницы выдержек из мастерплана (мало, ох мало! - смотрите более полные версии на http://www.permgenplan.ru/content/view/10/34/)
Проект Григоряна для Речного вокзала
Конкурс на Оперный театр
Наш с местным историком Александром Киселевым путеводитель по советской и (!) постсоветской архитектуре
Статья Александра Высоковского про мастер-план (типа pro et contra)
Статья Александра Рогожникова (ar_chitect )

А также новости, объект номера (Аэрофлот Плоткина), монитор, эксподизайн Савинкина и Кузьмина, технологии и др.
276 страниц, из них 144 про Пермь.

Спрашивайте у распространителей в своих городах, покупайте/подписывайтесь на http://prorus.ru/

Ну, и на правах анонса, моя статья:

Модернизация как стратегия выживания


Александр Ложкин

В последние два-три года Пермский край стал одним из главных российских регионов-ньюсмейкеров для архитектурных и околокультурных СМИ. Конечно, культурные новости с северо-запада Урала приходили и раньше, но не слишком часто, и они были более чем предсказуемы: новая постановка в театре оперы и балета им. П.И. Чайковского или присвоение ему очередной заслуженной «Золотой маски», открытие заехавшим культурологом-неофитом пермской деревянной скульптуры или археологических артефактов «звериного стиля», экспонируемых в местных музеях. Культурная жизнь шла своим чередом, и ее события оставались неизвестными за пределами региона, даже если они были масштабны и потенциально значимы для всей страны. Архитектурных новостей почти не было, пермский и пришлый бизнес тихо клепал квадратные метры и проистекающую из них прибыль, не особо заботясь о том, как появление этих метров сказывается на судьбе города. В общем, всё происходило как везде, Пермь жила спокойной провинциальной жизнью.

Лично у меня первое удивление и сопутствующий ему интерес к Перми возникли весной 2007 г., когда директор Центра современной архитектуры Ирина Коробьина сообщила о намерении провести международный конкурс на проект нового здания для Пермской художественной галереи. Звездному как по составу участников, так и членов жюри соревнованию почти что нет аналогов в новейшей истории архитектуры России; лишь конкурсы на новое здание мэрии Москвы (2002) и вторую сцену Мариинского театра в Петербурге (2003) могут сравниться с ним по амбициозности. Практически сразу, с момента появления информации о конкурсе, пресса заговорила о попытке повторить в Перми опыт Бильбао, где в конце 90-х благодаря появлению нового здания музея Гуггенхайма работы Френка Гери удалось переломить негативные тенденции развития города и выстроить новую стратегию, основанную на культурном и событийном туризме. Хотя история с первым пермским международным конкурсом пока не имеет продолжения и перспективы строительства нового здания галереи не ясны, «эффект Бильбао» отчасти был достигнут самим фактом проведения архитектурного соревнования. С этого момента Пермь стала с завидной регулярностью поставлять новости культурной жизни общероссийского масштаба.

Collapse )